Valeriy_Makashov / Макашов (blog_v_makashov) wrote,
Valeriy_Makashov / Макашов
blog_v_makashov

Categories:

ЭКОНОМИКА ОТКАТОВ Ч1

  СПЕЦИФИКА  ВОПРОСА

На постсоветском экономическом пространстве России и Украины, по результатам бурной приватизации, то есть в результате возврата общества к частной собственности на средства производства, а также с окончательной победой частных интересов над традиционными государственными интересами, сложилась своеобразная, так называемая система ОТКАТНОЙ экономики.  Именно система, так как масштабы названного явления давно переросли свой теневой, латентный уровень, который можно было ещё наблюдать в СССР, в его доперестроечное время.

Так или иначе, но об откатах слышали многие. Однако не многие знают, какое важное социально-экономическое значение имеет откат для постсоветских капиталистических экономик для всей системы общественно-политической системы, в которой мы живем.


Напомним, что «откатом» считается взятка лицу, которое принимает решение о расходовании средств на том или ином  предприятии, или органе власти, в пользу «откатывающего». Таким образом «Откат» это одна из форм неофициального распределения средств и доходов либо с экономических оборотов, либо со сделок, где участвуют административные, читай бюджетные ресурсы. 

Как форма расчета, откат всегда строго привязан к той или иной хозяйственно-экономической деятельности, либо отдельного предприятия, либо органа власти, и потому имеет сходную специфику условий и причин для своего появления. То есть он полностью привязан к существующим экономическим связям и базируется на сложившихся экономических отношениях между заинтересованными сторонами – субъектами рынка и власти. Кроме того, в виду его экономической обусловленности, откат всегда имеет реальное процентно-математическое выражение: такой-то процент от суммы проводимой сделки, такой-то процент от объёма и т.д.

Естественно откаты, как любой неформализованный (теневой) поток средств, не облагаются никакими официальными налогами и стало быть никоим образом не участвуют в бюджетных программах, ни в районном, ни в областном, ни в национальном масштабе. Причем откаты не стоит прямо уравнивать со взятками, допустим в судах, или в государственных органах власти. Взятки тоже, существенная часть  финансовых ресурсов, циркулирующая в государстве без официального учета, но природа взяток  более проста и линейна, чем откат. Если взятка кратковременна, то откат может иметь более долгосрочные перспективы. Точнее даже будет сказать, что учет ведется, но, разумеется, неофициально, то есть ведется самими взяточниками.

«Откат», как любая социальная традиция, имеет свое историческое происхождение. И в том промышленно развитом современном виде, как и универсальной форме, который мы можем сегодня наблюдать, откат берет свое генетическое происхождение еще с позднесоветских времен.  

Совершенный в свое время в СССР переход к рыночным отношениям, причем в два три года, то есть к отношениям, которые в остальном мире выстраивались и институализировались на протяжении столетий, дал такие перекосы и мутации общественного организма, исправить которые можно наверно лишь, выбросив всю систему установившегося общественного порядка на свалку полностью. 

Откаты несут на себе ещё теневые традиции советского периода, когда хрущевская оттепель, с одной стороны уничтожила частное предпринимательство в виде артелей (а значит и их экономико-политическое значение), с другой породила хозрасчет на самих предприятиях. В итоге,  планы, спускаемые сверху, можно было выполнить только лишь путем «неформального» стимулирования заинтересованных лиц. Появившаяся таким образом потребность в неформальных расходах, очень быстро вошла в норму и со временем обрела свой особый статус, хотя на самом деле, это были элементы чистейшего капитализма (в ряду других) на теле социалистической экономики: руководителей предприятий уже не интересовала эффективность выпускаемой продукции, ответственность за её сбыт, качество, оборот. Не говоря уже о полезности для общества. Их постепенно начинало всё больше интересовать создание и укрепление такой системы производства и выпуска продукции, при которой наиболее эффективно решаются вопросы неформального «стимулирования». Ну и соответственно, когда пополняются, параллельно, личные доходы. Неформальные доходы.

Так или иначе, в какой то момент, вся советская экономика приобрела странный дуализм: с одной стороны – политические декларации принципа социального распределения, а с другой сугубо частные, групповые экономические интересы, стоящие вне политической системы государства.  Более того, развиваясь и усугубляясь, ситуация достигла такого уровня, что эти два элемента, уже стали противоречить друг другу на самом высоком логическом макроуровне функционирования экономики. То есть, расстаться с теневым оборотом стало уже практически невозможно, без обрушения всей экономики, но и продолжать его «незамечать» не было никаких реальных шансов.

Впрочем, то же самое можно было сказать и о другой её части – государственном секторе, с которым ситуация выглядела с точностью до наоборот. Необходимо было делать срочно исторический выбор: несоответствие политической формы и внутреннего социально-экономического содержания  разрушали государство изнутри. Огромная армия социальных иждивенцев-управленцев, не могла мыслить иначе, как только интересами своего выживания.

По мнению различных источников около 30% валового продукта в СССР приходилось на теневой рынок. Причем речь шла не только о трикотаже и товарах первой необходимости, дефицитах и прочем, что было объектом для сатиры журнала Крокодил, Райкина и прочих, в теневой оборот, стали поступать крупные промышленные товары, изделия машиностроения и даже добыча. 

Механизм создания теневых оборотов в промышленных масштабах, в бывшем СССР с конца 70-х  складывался, в том числе благодаря и откатам. Введенное Хрущевым администрирование  экономики, и не отмененное Брежневым, породило наднациональный класс администраторов, которые под конец СССР и стали главными выгодополучателями от крышуемого ими теневого сектора экономики в СССР. В том числе и откатов. Таким образом, основные черты этого «института» социально-экономических отношений как откат, мирно перекочевали и в нашу эпоху, эпоху развитых рыночных отношений. 

Однако реальная зависимость современной экономики от откатных процедур, как и тогда в СССР, существует и поныне.  Не зря в народе живет ходячая поговорка: «не подмажешь не поедешь».

Чего греха таить, иной руководитель фирмы просто вынужден давать откат, дабы его предприятие имело заказы, то есть работало, а стало быть, существовало вообще, проводило деятельность, приносило доход и собственнику и руководству, и, в конце концов, выплачивало  какую-никакую зарплату рядовым работникам.

Природа откатов (взяток, скрытых платежей и т.д.) неформальна, и негласна и не подлежит открытому изучению.  Однако, эмпирический опыт говорит, что ни один контракт, ни одна мало-мальски  приличная сделка сегодня, не обходится без элементов либо отката, либо взятки.

Если в среде бизнеса, откат является с одной стороны – накладными расходами по стимулированию бизнеса, то для другой стороны, он, является источником доходов. В современной, уже ставшей законной либерально-рыночной среде России и Украины, «откатное творчество» развилось, приобрело многообразие форм и стало обыденной практикой.  Чиновники, курирующие различные бизнес-вопросы (например выделение земли, выгодные контракты госзакупок, решения исполнительных органов власти, судебные решения и прочее)  на равных  с бизнесменами участвуют в распределении существующих в государстве капиталов.  В этом смысле откатность экономики, для них является даже приоритетной, так как именно она даёт  необходимый эффект их материального благополучия и возможность финансового маневра. То есть на официальной бюджетной экономике, той, которая проходит по строго официальному бюджету, (то есть на официальной  статье расходов), особняки не строятся и дорогостоящие иномарки не приобретаются. Во всяком случае, «овчинка выделки не стоит». Другое дело крупные хозяйственные сделки.

К примеру, мэр города, может «избирательно» относиться к фирмам участвующим в тендерах (конкурсах) по бюджетным закупкам, или, допустим к тендеру организаций на строительство городских дорог – спектр возможностей для прибыльного «откатинга» чрезвычайно широк и разнообразен. Или управляющий директор (не собственник) крупного частного предприятия может выбрать поставщика сырья только через определенное «стимулирование»  себя со стороны.  Допустим, директор шахты при выборе поставщика шахтной транспортной ленты выбирает ту компанию, которая более «удобна». Для него.  Естественно свой небольшой гешефт имеют и члены тендерной комиссии и все сопряженные «уполномоченные» лица.  Для надежного функционирования системы отката, создаются целые «принимающие»  и контролирующие предприятия, назначаются негласные распорядители, организовываются группы обслуживающего персонала и прочие «кадры» и команды.

Таким образом, откат приобретает свою социологию и драматургию.  

Естественно, в диком состоянии экономических «джунглей» ни одна экономика, ни одно общество жить долго не в состоянии. Вакханалию экономики не любит не только социализм но и капитализм, даже если он «развитой». И, вот, после лихих 90-х, после «кровавой дифференциации», ожесточенной борьбы группировок за влияние на те или иные сектора экономики, за сферы интересов, наше общество, наконец структурировалось иерархически и социально. Появился свой корпоративный  собственник, а в роли чиновника стали выступать строго доверенные компромиссные фигуры, которые помимо всего прочего выполняют и роль координаторов откатных потоков, координируют аппетиты сложившихся финансово-промышленных групп внутри государства, разводят так сказать их по боксерским углам. Таким образом, пройдя через цепь поглощений и слияний,  банкротств и разделений, украинский бизнес уже не очень терпит «посторонние» фирмы.

Однако, как и в СССР 80-х, уже нынешняя, современная либерально-рыночная» экономика, без системы отката, без неформального стимулирования экономических процессов, без надежных финансовых потоков, текущих мимо официальных бюджетов предприятий и государства, так же работать не может. Дело в том, что в структуре откатов закладываются  средства, позволяющие вообще функционировать действующему административному механизму. От мелкого, до  самого масштабного уровня. Чиновник, берущий откаты «на местах» обязан исправно передавать их часть наверх, а верхние  - дальше по цепочке. В условиях шаткости и нестабильности своего положения и жизни, чиновник должен всегда иметь средства для своего быстрого отступления, решения нестандартных вопросов и прочего, о чем гламурная законодательная система буржуазной демократии всегда привычно умалчивает. Уровень доходности чиновничьего места известен давно, то есть известно, сколько приносит та или иная административная точка в системе государства «в среднем», поэтому сильно, вышестоящую инстанцию, не обманешь.

Таким образом, взятки и откаты, хотя и имеют различное происхождение, в конце концов, сливаются в единый мощный альтернативный финансовый поток и распределяются по коридорам служебных лестниц. Этот поток и поддерживает всё чиновничье здание, питает его, и если лишить его этого потока, вряд ли здание останется устойчивым. Кроме того, этот поток, так или иначе поддерживает определенный уровень спроса на рынке, что для функционирования капиталистической системы крайне необходимо. Другой вопрос, что оборот указанных средств не задевает интересов общества, а именно не попадает в систему образования и медицины, промышленности  и коммунального хозяйства, то есть не попадает открытым, легитимным способом. Что и сказывается на их общем уровне.

Естественно, данная система, имеется в виду система откатов, по своему, согласно своей «специфики», выстраивает и отношения в остальном обществе, создает свою психологическую культуру и традиции.

В любом случае, на участие в распределении откатов, могут рассчитывать только те административные звенья или управленцы на предприятиях (директора, бухгалтера, ведущие менеджеры) от которых принципиально зависит политика и принимаемые решения. 

К сведению, тех, наивных граждан, кто, так или иначе, всё ещё ждёт от государства «мудрой» экономической политики, повышения  социального уровня жизни, и т.д. а также тех, кто надеется на существование понятных и общепризнанных рыночных правил и законов, такая закостенелая система экономических откатов хоронит всякую их надежду, как и вообще - иллюзию управляемости, всерьез и надолго. Если не навсегда. В системе откатной экономики и обществу, ВЫНУЖДЕННО живущему в ней - правил нет, как и каких либо обещанных забот о народе. Развитию подлежат только те области и сферы, которые дают «поле» для откатов.  И если и появляется какое-то правило или исключение, оно тут же становиться новой причиной, новым условием  для  получения новых откатов или взяток.

Однако правило одно всё же есть: негласное выведение из под контроля общества и государства ресурсов и средств и их последующее распределение. Либо в виде кем-то накопленной ранее прибавочной  стоимости - капитала, произведенного в той или иной сфере национальной экономики, либо капитала, образовавшегося в результате накопленных ранее откатов, взяток и прочих «неформальных» доходов, вплоть до самых, что ни есть криминальных.

В то время, когда с экранов телевизоров к нам несутся бесконечные депутатско-журналистские диалоги и споры, кто виноват и что делать, с «украинским» мировым (!?) кризисом, устоявшаяся и закрепившаяся система откатов и взяток, каждый день  повышает уровень жизни как отдельных членов, так  и целых административно-чиновничьих сословий нашего  либерально-рыночного общества.

Масштабность системы откатов, организованность и функциональность этой системы говорит о том, что в государстве существует два экономических потока: один официально бюджетный, другой позволяет в случае «необходимости»  сохранять стабильность первой, без её политической дискредитации, обвинении в неэффективности и т.д.   

ПОБЕДИТЬ КОРРУПЦИЮ!

В принципе, тот, кто считает, что победить коррупцию можно системой мотивации и (или) жестким контролем, не то чтобы наивен, сколько вообще не понимает с чем он предлагает бороться.. В официальной либерально-рыночной среде, где законом разрешена  прибыль, нажива, тем более в кризис, когда каждый озабочен сохранением только своего «бизнеса» и собственности, побеждает только материальная система мотиваций. А так уж сложилось что, других мотиваций, кроме прибыли, в том числе и в виде организованного отката, наше общество не имеет. Остатки советского альтруистического воспитания можно встретить лишь среди пожилых людей, да и тех, их беспрестанная зависимость от капризного правительства и пенсионного фонда, превратила в социальную обузу, в вечно униженный и оскорбленный довесок. 

Невозможно бороться  с коррупцией в напрочь коррумпированной среде  ради… победы только над коррупцией, тем более, что коррупцию, сегодня, невозможно отделить от самой системы: как мы уже говорили, если даже насильно изъять некоторые её элементы, может рухнуть всё общественное здание: никто не знает какие деньги, куда, и на какие нужды идут.

Содержание коррупции в обществе, можно значительно уменьшить, если вся система жизни общества начинает служит (не на словах а на деле) более глубокой и достойной цели общества, имеет иное целеполагание,  чем просто… получение прибыли.

К примеру китайский император Ли казнил воров при строительстве храмов, не потому что он хотел самой казни, а потому, что стремился, чтобы его храмы строились  крепкими и устойчивыми. Так честолюбие монарха выливалось в качество строительства и… законопослушность граждан. Или когда Пётр Великий порол проворовавшихся на военных поставках бояр, он боролся не с собственно коррупцией,  а ЗА усиление и улучшение боеспособности русской армии. Вряд ли русский царь, пытавшийся скопировать лучшие европейские образцы культуры и науки с особым удовольствием назначал подобные экзекуции.  

Также и Сталин, решительно строивший советское бесклассовое общество в пику мировому кризису капитализма, расстреливал расхитителей социалистической собственности: не потому что был кровожадным маньяком, а потому что они, расхитители, мешали более насущной, более главной цели страны и народа, которую они преследовали в то время – подготовке войны с гитлеровским имперским фашизмом.

То есть настоящей борьбе с коррупцией всегда предшествует некая цель, более понятная и рациональная, более благородная и насущная, чем просто борьба с коррупцией.

Так и сегодня, невозможно бороться с теневой прибылью, если вся цель нашего рыночного общества остается, так или иначе, лишь тот или иной способ получения прибыли, роста капитала… Личного, группового, корпоративного… Сегодня, увы, это квинтэссенция социального поведения и культуры. Это фактор, воспитывающий гражданское общество по определенному образу и подобию. Воспитывающий чувства, повадки, нормы поведения и ценности…

Таким образом, нельзя бороться со следствиями, не обращая внимания на их главную причину: общество, в котором официально провозглашена цель обогащения индивидуума (порой - любыми путями, в том числе за счёт доверчивых окружающих в обществе) – коррупция не только непобедима, она - естественная составляющая часть нашей жизни.

РАЗНООБРАЗИЕ ФОРМ

Нынче откаты берут везде: в банках за кредиты, в магазинах за полки и с кандидатов при трудоустройстве и т.д.  Берут за всё. Более того, каждый кто покупает тот или иной товар, сам того не ведая оплачивает будущие откаты.

Некоторые «аналитики» убеждают, что коррупция в бизнесе — это неправильная постановка вопроса. Они считают, что если бизнесмен даёт взятку бизнесмену, то уголовного дела не должно и не может быть. Тут, мол, даже протокол не на чем составлять. То есть то, что называется бизнес-коррупцией, не должно представлять интереса для правоохранительных органов. Их больше должны  интересовать бюджетные деньги, а внутренние дела бизнес-структур, считают аналитики, не наносят ущерб государству.

Это как раз и есть центральный экономический вопрос.

Ну во первых, для начала, нет такого закона позволяющего «таким» вот способом делать бизнес, то есть нарушая закон.  Во вторых, согласно закону любого государства, любые доходы должны как минимум облагаться налогами и если они не облагаются, значит, кто-то или что-то в системе экономики, общества или государства недополучит. Ведь лишних денег, в народном хозяйстве быть не может по определению.

И в третьих, и это является самым важным по сравнению с первыми двумя: подобные «бизнес-отношения» реально повышают стоимость товаров или услуг, ведь их оплачивает, в конечном итоге, как известно все тот же гражданин-потребитель Деньги на откаты, не берутся  из ниоткуда, а  берутся из бизнеса, из оборота.

Тут  уместно, по идее, всему гражданскому обществу регулярно вмешиваться в бизнес процессы, при помощи существующих инструментов, имеется в виду, прежде всего государственные рычаги, органы контроля и т.д.

Только принадлежит ли государство обществу? Как оно может вмешиваться, если само государство уже давно превратилось в инструмент выколачивания средств из самих граждан. Да и воспитание, как и образование членов гражданского общества в системе тотального рынка, дошло до такой точки, когда его уже мало интересуют подобные политэкономические проблемы: очень выгодная и удобная аполитичная позиция и для существующей системы, в том числе и системы откатов.

Это не один пример «гибкости», а скорее двусмысленности  негласного либерального закона, якобы призванного регулировать «правила игры» в бизнесе. Есть масса других.

Самым диким мифом из СМИ и современных учебников по экономике  является то, что бизнес может быть вообще свободным, то есть он может существовать независимо от государства в виде чиновника или от кредитующего банка, или, в конце концов, от покупателя.

Таким образом, можно констатировать, что сохранив жесткую номенклатурную структуру государства еще от номенклатурного СССР, как надсмотрщика, капитал взлез наверх всей конструкции и использует систему откатов, для управления  и  шантажа всего государства. Целые социальные группы и слои населения просто жизненно зависят от существования системы откатов. Они являются попросту её социальными заложниками.

НО БЫВАЕТ И ТАК...

Бывают конечно, редкие случаи, когда бизнес-мздоимцы получают наказание, но для этого должна быть инициатива, например, со стороны заказчика, то есть либо предприятия, которое несет потери из-за откатов, либо заинтересованной структуры. В основном, сегодня ими выступают крупные финансово-промышленные группы, убирающие с пути «мешающих». Допустим лиц, которые отягощены слишком большим знанием общих «секретов», либо лиц, начавших «некорректно» себя вести, по отношению к чьим либо интересам и т.д. В любом случае, шансов  оказаться зажатым между двух огней, попасть между шестернями безжалостной машины большого откатного бизнеса и такой же жесткой государственной машины, у современных «махинаторов» более чем достаточно.

В целом, если рядовые собственники или руководители предприятий выявляют такие моменты в работе сотрудников и обращаются в органы, то органы им весьма охотно «помогают». Чаще всего, правда,  специфически... Подставить себя под «ментовскую» разработку, сегодня очень легко и просто: там, в органах, тоже сидят «предприниматели»-рыночники, только  в погонах. Они заняты конвертацией своей власти в свои внерыночные схемы обогащения… Допустим, в то время, когда действующее законодательство запрещает сводничество и проституцию, они могут часть своих государственных забот направить на  крышевание публичных домов.


Tags: ЭКОНОМИКА ПОЛИТИКА ВЛАСТЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments